ГЕОПОЛИТИК▲ Четверг, 19.10.2017, 05:02
Приветствую Вас Гость | RSS

Главредная колонк▲

ГЕОПОЛИТИКА
Сергей Александрович Есенин.
Избранное избранного

21 сентября (3 октября) этого года исполнилось 120 лет со дня рождения великого русского поэта Сергея Александровича Есенина, а 28 декабря исполнится 90 лет со дня его трагической гибели... Биография, написанная им, нарочито прозаична. Нарочито лаконична. Умещается в пару страниц. Он сам так захотел. "Что касается остальных "автобиографических сведений, - они в моих стихах". Он так хотел, чтобы его читали, а не изучали. Пожалуй, ничья воля не была так нарушена, как воля Сергея Есенина. Его жизнь не просто раздраженно рассматривали под лупой. Не просто невростенично разглядывали под микроскопом. Любовь его топтали. Над трагедией судьбы глумились. Над душой просто измывались. А его гений забрасывали грязью. И более того - его судьбу судили! Кто?! Не судимы - да не судимы будете... Но как правило судят те, кто более всего суда достоин. Исторического. Нравственного. Какого угодно суда... Его биография - нарочитый протест против своих стихов. Есть поэты, бесцеремонно вторгаться в жизнь которых не стоит. Это поэты, которых поцеловал ангел. Оставив им право на неангельскую жизнь. А у кого она ангельская? Пусть тот бросит в Есенина хоть один камешек... Даже если он дорого стоит... Извините, Сергей Александрович. Гений не прощается. Ни в прошлом. Ни в настоящем. Ни в будущем. Такова плата толпы негениев...
Полностью материал
читайте на главной странице

ГЕОПОЛИТИКА



Страна потерянной мечты



Карта мира лучше карты войны



Война без войны



Берегитесь детей!..



Минуты молчания


Информ.партнеры

VII

Московский

РОССИЙСКИЙ

VII


 

Владимир Путин: «Мы всегда будем помнить, что именно Россия, Советский Союз сорвали человеконенавистнические, кровавые, надменные планы нацистов, не позволили фашистам завладеть миром. Наш солдат отстоял свободу и независимость, защищая свою Родину, не жалея себя, освободил Европу и одержал победу, величие которой навеки останется в истории… Мы помним, что значит трагедия войны, и сделаем всё – всё, чтобы никто и никогда не посмел её вновь развязать, не угрожал нашим детям, нашему дому, нашей земле. Сделаем всё для укрепления безопасности на планете. Победа в мае 45-го – это набат, утверждающий жизнь без войны, это святой символ верности Родине, которая живёт в каждом из нас, символ единства многонационального народа России, его безграничной преданности своим корням и своей истории…»

Москва. Военный парад в честь 68-й годовщины Великой Победы. 09.05.2013

▼OX POPULI

ГЕОПОЛИТИКА

Изоляция России?
Каждый второй россиянин (50%) считает, что изоляция России от Запада крайне маловероятна, а 13% наших сограждан уверены, что это практически невозможно. В свою очередь, около четверти опрошенных (28%) склонны полагать, что подобный сценарий вполне возможен, а 4% участников опроса заявляют, что это непременно произойдет. Вероятность подобного развития событий чаще других допускают жители Москвы и Санкт-Петербурга (34%) и сторонники непарламентских партий (38%). В случае если Россия окажется изолированной от западного мира, это никак не повлияет на нашу страну - таково мнение 47% наших сограждан. Данную точку зрения разделяют как молодые люди (46% 18-24-летних), москвичи и петербуржцы (45%), так и респонденты в возрасте 45-59 лет и жители малых городов (47%). Больше других в этом убеждены сторонники «Справедливой России» (54%). Однако 46% респондентов все же прогнозируют те или иные перемены для российского государства. При этом более четверти опрошенных (29%) опасаются отрицательных последствий изоляции России от Запада, и в первую очередь об этом упоминают молодые люди (34% от 18 до 34 лет), а также респонденты с невысоким доходом (35%). А 17% респондентов ожидают только положительных результатов. Плюсы подобного положения отмечают, прежде всего, жители обеих столиц (24%) и приверженцы КПРФ (22%).
[ ВЦИОМ, 23.04.2014]

Стрны Геополитики
ГДЕ ЧИТАЮТ "ГЕОПОЛИТИКУ":
Россия. Украина. Беларусь. США. Латвия. Казахстан. Болгария. ФРГ. Армения. Чехия. Великобритания. Польша. Канада. Бразилия. Исландия. Молдова. Мексика. Азербайджан. Кыргызстан. Франция. Новая Зеландия. Испания. Сербия. Швеция. Финляндия. Венесуэла. Грузия. Израиль. Италия. Аргентина. Финляндия. Китай. Узбекистан. Австралия. Литва. Эстония. Румыния. Португалия. Кот-д*Ивуар. Ирландия. Вьетнам. Босния и Герцеговина. Норвегия. Греция. Хорватия. Республика Корея. Венгрия. Австрия. Турция. Сирия. Нидерланды. Египет. Швейцария. Туркмения. Бельгия. Ливия. Япония. Южная Корея. Малайзия. Словакия. Индия. ОАЭ. Таджикистан. Ливан. Таиланд. Кипр.

Сттинформбюро

ГЕОПОЛИТИКА

82,3 процента
Таков рейтинг одобрения деятельности Владимира Путина, который вышел на новый максимум в конце марта, зафиксированный ВЦИОМ. Столь высокий уровень одобрения работы президента связан, в первую очередь, в связи с вхождением Крыма в состав Российской Федерации и тяжелой обстановкой в Украине (эти события назвали главными за прошедшую неделю 71% респондентов). Одобрение деятельности президента РФ продолжает расти второй месяц подряд. Так, за неделю перед опросом рейтинг Путина вырос с 75,7% до 82,3%, а с начала года – на четверть (с 60,6% в январе до 74,4% в марте). Таким образом, данный показатель существенно приблизился к значению шестилетней давности (82,9% в феврале 2008 г.). Жители Москвы и Санкт-Петербурга, в целом, склонны давать более низкую оценку работе президента, чем россияне в среднем, однако в последние месяцы уровень одобрения работы Владимира Путина среди москвичей и петербуржцев также значительно вырос, а к опросу достиг рекордных значений за шесть лет - 81,5%. (ВЦИОМ, 27.03.2014)


Шахматная доск


Неолибералы против Путина



России нужна новая Военная доктрина



У России и НАТО нет доверия



Чтобы выжить человечеству надо измениться


Стртегия будущего


Умственное падение общества



Детский подход к госполитике



Сбой в политической системе



Нужна ли Медведеву своя партия?


Конспирология


Призрак фашизма бродит по миру



Саакашвилизация Грузии



Внеблоковые маневры Украины


Ближнее зрубежье


Польша - на понижение евроинтеграции



"Дальняя дуга" Беларуси



Катыньстрофа



Марши эсэсовцев


Политэкономик


Россия может распадаться до средневековья…



Приоритеты отдаются «громким» проектам



С Камчатки некоторые возвращаются…


Пртнеры
Международный Институт Институт БЕЛЫЙ ПОИСК РУССКОЕ ПОЛЕ


РУССКИЙ STIL-2011

еленаСАЗАНОВИЧ_МАГИЧЕСКИЙреализм

ДОМИК КИНО Елизаветы Трусевич
СтоЛент
 

GEOCATACLYSM

Content on this page requires a newer version of Adobe FlashPlayer.

Get Adobe Flash player



ЧЕРОМАФИЛЬМ 




Главная » 2009 » Ноябрь » 10 » ПРЯМ▲Я РЕЧЬ
22:27
ПРЯМ▲Я РЕЧЬ
         СТЕНА / Владимир Путин дал интервью для документального фильма «Стена» телекомпании НТВ / Сайт Председателя Правительства РФ
               Российскй премьер Владимир Путин дал интервью для документального фильма «Стена» телекомпании НТВ, которое провел журналист Владимир Кондратьев.
               В.П.Кондратьев: Владимир Владимирович, Вы приехали в ГДР в 1985 году, стена стояла еще прочно. Когда Вы наблюдали это сооружение, что Вы думали о Берлинской стене и как Вы восприняли известие об открытии границы в Берлине?
               В.В. Путин: 1985-й год - это время, когда в России, тогда еще Советском Союзе, активно шли процессы, связанные с перестройкой. Я приехал в ГДР действительно в это время, и был явный диссонанс между тем, что происходило тогда в Советском Союзе, и тем, что я видел в ГДР. Этот диссонанс заключался в том, что люди жили так, как будто ничего не происходит. И вы знаете, как это ни странно, первое чувство, которое у меня возникло, было чувство тревоги за этих людей. Такое впечатление, что они жили немножко в другом мире. Было еще непонятно, чем закончатся эти перестроечные процессы в самом Советском Союзе, но было очевидно, что без тесного взаимодействия с Советским Союзом нормальная жизнь и стабильность в Восточной Европе, и в данном случае в ГДР, невозможна. В то же время было ясно, что такого взаимодействия между Советским Союзом и тогдашней ГДР по каким-то ключевым вопросам нет. У меня создалось впечатление, что я приехал в общество - какой-то осколок от советской системы прошлых лет. Это даже не 70-е, а, возможно, более ранние годы. Внешне все было жестко, управляемо, но в то же время было понятно, что внутри общества назревают очень серьезные процессы, зреют перемены, а тогдашнее руководство ГДР противилось всяким переменам. Я не говорю, что нужно было делать все то же самое, что происходило в Советском Союзе, но уже какие-то процессы шли изнутри и эти перемены были востребованы. Но не было вообще ничего, никаких перемен. И это, конечно, вызывало тревогу и за саму страну, и за политические структуры, и за людей, которые - я хочу сказать сейчас одну очень важную вещь - искренне верили в то, что они делали. Многие из функционеров и многие из тех коллег, с которыми мне доводилось общаться. Что касается самой стены, то, как вы знаете, я работал в Дрездене, а не в Берлине, хотя в Берлин мы ездили очень часто, наверное, каждую неделю. Когда я впервые увидел это все, то, конечно, стена произвела на меня впечатление. Какое впечатление? Неестественности и нереальности того, что я увидел.
              
История человечества знает много различных заградительных и разделительных линий и сооружений. Одна из самых известных - это Великая Китайская стена. По-моему, это единственное сооружение, созданное руками человечества, которое видно из космоса. Но почему она стоит уже сотни лет? Потому что она защищала народ, а Берлинская стена разъединяла его. В этом, конечно, была ее неестественность. Для меня было ясно, что в современном мире народ невозможно удержать и удержанным он быть не может.
В.П. Кондратьев: У Вас была мысль во время падения стены, что это все, конец ГДР?
В.В. Путин: Скорее да, чем нет. Конечно, во многом это зависело от самих немцев. Многие, вы тоже об этом знаете, считали, что для восточной части Германии было бы выгоднее - я хочу употребить именно это слово - искать какие-то другие формы взаимодействия с западной частью Германии. Можно было бы для себя больше выговорить, прежде всего, в экономическом и социальном плане, имею в виду, настроения внутри самой ГДР. Для меня было очевидно, что решение будет сделано именно в пользу прямого объединения.
В.П. Кондратьев: Вы один из немногих российских граждан, кто непосредственно столкнулся с демонстрантами. Всем памятна история, которую Вы рассказывали в Дрездене о том, что толпа сначала штурмовала здание «Штази», потом перешла на другую сторону улицы и готовилась к штурму особняка, в котором работали Вы и Ваши товарищи по советской разведке. В тот момент ситуация была для Вас очень критической?
В.В. Путин: Во-первых, я не общался с людьми, которые вошли в здание дрезденского Управления Министерства госбезопасности ГДР. Ни с одним из этих людей я никогда в контакт не вступал. Действительно, в один из вечеров люди подошли и к нашему зданию, но конфликта не было. Мы объяснили им, и я в том числе, что это здание принадлежит Советской Армии, что в соответствии с определенными договорами мы имеем право здесь находиться, мы здесь работаем. Спустя какое-то время люди разошлись. Но вообще время было очень бурное и турбулентное.
В.П. Кондратьев: Вам пришлось применить все свое умение уговаривать и убеждать?
В.В. Путин: Вы знаете, у меня сложилось впечатление, что люди тогда в ГДР, решая внутренние проблемы, всячески старались избегать каких бы то ни было конфликтов с представителями Советского Союза. И, более того, наоборот, формулировали призывы о помощи и поддержке к представителям Советского Союза. Поэтому и в этом случае до конфликта дело не дошло.
В.П. Кондратьев: После того, как Вы стали руководителем государства и в Вашем распоряжении оказались подробные информационные материалы, к каким выводам Вы пришли? Все ли было сделано для того, чтобы отстоять интересы и права наших друзей в ГДР, интересы нашего государства?
В.В. Путин: Это непростой вопрос. Всегда задним числом мы умные. Как бы я сам поступил, если бы тогда принимал решение, я не буду говорить. Во всяком случае, вы сейчас тоже знаете оценки лидеров других государств, как следовало бы развивать отношения и выходить из ситуации, которая сложилась на тот период времени. Произошло то, что и должно было случиться. Считаю абсолютно неперспективным разделение Германии. Исторически оно не имело никаких перспектив. Это, во-первых. Кстати говоря, Советский Союз и не ставил перед собой задачи разделения Германии. Еще при Сталине советская дипломатия не ставила задачу разделения Германии. Более того, она исходила из того, что Германия будет единым государством, правда, демилитаризованным и демократическим. Кстати говоря, в Австрии это и произошло. Но наши союзники тогда предпочли сначала объявить о создании ФРГ, а потом начались те процессы, которые привели к разделу. На самом деле, на мой взгляд, Германия и немецкий народ очень долгое время были заложниками борьбы двух сверхдержав и оккупационных сил как на Западе, так и на Востоке.
Хочу подчеркнуть это - как на Западе, так и на Востоке. Я говорю об этом со знанием дела, потому что когда я работал в ГДР, мы общались с нашими коллегами из союзнических государств. И я знаю настроения и наших военных, и стран союзников. Германия стала в известном смысле разменной картой в борьбе между этими державами. Но разделение народа бесперспективно. На мой взгляд, было ясно с самого начала, что этого нельзя делать. Что касается защиты наших интересов при объединении Германии, что-то, наверное, можно было сделать иначе. Но мне кажется, в ходе этих процессов было сделано самое главное, самый главный плюс был достигнут. Он заключается в том, что возникло новое качество отношений между Россией и Германией. Возникло чувство доверия и благодарности. Это один из тех базовых камней в фундаменте наших отношений, на котором строится здание нашего взаимодействия сегодня.
В.П. Кондратьев: Не так давно Вы поставили отношения России и ФРГ в пример другим государствам, с которыми отношения России развиваются не столь хорошо. Есть ли в этом и заслуга Вашего личного пребывания в стране и знания немецкого менталитета?
В.В. Путин: Надеюсь, что отчасти это так, но это очень маленькая толика в наших отношениях. Обратите внимание: что бы ни происходило внутри самой Федеративной Республики, какие бы серьезные процессы там не происходили, все-таки есть определенный межнациональный консенсус по развитию отношений с Россией. Первое очень сильное эмоциональное и, я бы сказал, сущностное впечатление произвели на меня контакты с господином Г.Колем, когда он был еще канцлером ФРГ, а правительство пребывало в Бонне. Он пригласил тогда мэра Санкт-Петербурга Анатолия Александровича Собчака на беседу, я присутствовал на ней. Могу сказать откровенно, до сих пор я нахожусь под впечатлением от этой беседы.
Я понял, что и в Европе, и в ФРГ есть люди, причем занимающее высшее положение в иерархической государственной лестнице, которые искренне и глубоко убеждены в том, что будущее Европы связано с хорошими отношениями с Россией, с развитием этих отношений. Он говорил об этом так убедительно, что я не только ему поверил, но и сам взглянул на эти процессы несколько по-другому. Сложные были отношения между Г.Колем и будущим канцлером от социал-демократической партии, моим сегодняшним другом господином Г.Шредером, но у нас с Г.Шредером очень быстро выстроились отношения. Г.Шредер ушел из политической жизни, пришла госпожа А.Меркель - совсем из другого политического спектра, из другой партии, но у меня и с ней сложились замечательные отношения, очень хорошие - и личные, и деловые.
О чем это говорит? О том, что заинтересованность в развитии отношений имеет глубокие корни. Есть понимание, что мы нужны друг другу, и это самое главное.
В.П. Кондратьев: Что, на Ваш взгляд, наиболее примечательно в деловом и взаимовыгодном партнерстве России с новой объединенной Германией?
В.В. Путин: Взаимный интерес и повышение конкурентоспособности наших экономик, объединение усилий на внешнеполитической арене, решение задач, в которых заинтересована Европа, весь мир и наши страны. Таких задач очень много, я даже не буду их сейчас все перечислять.
В.П. Кондратьев: «Северный поток» - самый наглядный пример. Будет он построен в срок?
В.В. Путин: Вы знаете, будет построен «Северный поток» или нет - я думаю, что будет, я даже уверен в этом - но это же мелочь. Конечно, это важно, но с точки зрения перспектив межгосударственных отношений это маленький элемент. Ведь когда-то в 1960-е годы мы начали строить нашу газовую систему именно в расчете на потребителей в ФРГ. И тогда некоторые страны оказывали очень мощное давление на ФРГ с тем, чтобы она отказалась от этих планов. Но даже в условиях «холодной войны» и начала строительства Берлинской стены немецкое правительство осознало свои национальные интересы, не поддалось давлению и довело этот проект до конца. Неужели сегодня мы будем поддаваться какому-то давлению, имея в виду явную заинтересованность германской и российской экономики в этом сотрудничестве? В современном мире многие вещи будут решаться по-другому.
На первое место выходят все-таки интересы, а возможность оказывать силовое, политическое, экономическое, дипломатическое либо какое-то другое давление не имеет перспектив. Собственно, как и всегда. Я упомянул о своих впечатлениях конца 80-х годов ХХ века, когда приехал в ГДР. Почему такая ситуация сложилась? Потому что социалистическая система генерировала убытки, прежде всего, в экономике. Плановая экономика показывала свою неконкурентоспособность. Правда, так было не всегда. В 1929 году во время Великой депрессии в США люди пухли и умирали от голода, а плановая экономика Советского Союза показывала хорошие темпы роста.
Здесь была совсем другая ситуация. Инженеры и специалисты из США приезжали на работу в Советский Союз. Я знаю таких людей лично, как ни странно. Потом по мере развития технологической революции ситуация начала меняться, и плановая система оказалась совершенно неприспособленной к этому. Она начала давать сбои, показала, что она неконкурентоспособна, отсюда экономические последствия, социальные и политические. В той же ГДР люди видели, что в ФРГ уровень жизни выше, люди чувствовали себя свободными, могли свободно передвигаться по миру, принимали активное участие в политической жизни своей страны. К сожалению, в соцсистеме ничего подобного не было. Она была неконкурентоспособна.
В принципах построения сегодняшней экономики ничего не изменилось. Конкурентоспособность выходит на первое место. Если энергетическое сотрудничество, «Северный поток» обеспечивает конкурентоспособность экономики Германии и России, если мы будем давать относительно дешевый по рынку газ, - потому что трубный газ всегда дешевле чем сжиженный, - то это создаст устойчивую ситуацию конкурентоспособности экономики Германии. Кто же откажется от этого? Никто никогда не откажется. И правильно. Надеюсь, что этого не произойдет. Сегодня в условиях объединенной Европы мы должны набраться терпения и добиваться соответствующих разрешений у стран, через эксклюзивную экономическую зону которых пройдет трубопроводная система. Мы должны убедить их в целесообразности осуществления этого проекта. Надеюсь, нам удастся это сделать.
В.П. Кондратьев: Когда Вы сейчас приезжаете в бывшую ГДР, Вы испытываете какие-то ностальгические чувства по стране, с которой Вы связали годы жизни? С кем-то из знакомых и друзей того времени Вы общаетесь до сих пор?
В.В. Путин: Ностальгия - чувство бытового характера. Там прошло несколько лет моей жизни, это были не самые плохие года, я бы даже сказал - хорошие. Мы дружили с нашими коллегами, познавали новый для нас мир, я осваивал язык, общался с людьми. Наши дети ходили в немецкий сад, немецкие ясли. С соседями общались. Бытовое общение, на самом деле, очень много дает в понимании того, чем живут люди, как они думают, и как выстраивать с ними отношения. Знаете, это как еще одна жизнь. Вы это знаете, как человек, который владеет не только русским языком. Это дверь в совсем другой мир, это очень интересно. У нас очень много было контактов не только с нашими коллегами из МГБ, но и из других сфер. Частенько мы ездили на всякие экскурсии, на Рождество выезжали в горы. Я помню, мы посещали какое-то предприятие, где вырезают фигурки из дерева - курильщиков и пирамидки. Нас очень тепло принимали. Я до сих пор помню эту теплоту и сердечность. Я очень благодарен за это. В этой связи какое-то ностальгическое чувство есть.
Но мы видим, как развивается Федеративная Республика, мы рады тому, что у нас выстраиваются добрые отношения уже совсем на новой базе. Это, конечно, отправляют всякую ностальгию на второй план. Я был в Дрездене прошлой зимой. Меня удостоили общественной награды.
В.П. Кондратьев: Это когда Вас наградили «Орденом благодарности» в здании Оперы?
В.В. Путин: Да, в здании Оперы. Но эти символы я, честно говоря, не очень стараюсь принимать, потому что у меня есть к этому определенное отношение, но здесь я сделал исключение именно в силу той значимости, которую я придаю развитию отношений между Россией и Германией. Вы знаете, я приехал и почувствовал такое же доброе отношение, какое было еще в конце 80-х годов. В этом смысле ничего не изменилось. И я этому очень рад.
В.П. Кондратьев: Владимир Владимирович, спасибо за это интервью.
Просмотров: 39064 | Добавил: geopolitika=2 | Рейтинг: 0.0/0

Новая Геополитик▲

«Геополитика» (01.2014)


«ГЕОПОЛИТИКА=РЕКЛАМА»

Президент России 



Меню с▲йта

Журнал Российская Федерация сегодня 

ГЕОПОЛИТИКА

Авторы Геополитики



















Первоисточник

ГЕОПОЛИТИКА
Нынешние украинские власти не защищают в должной мере интересы всего населения страны, а те, кто считает, что Украину можно объединить за счет «победы» над востоком путем применения военной силы, глубоко заблуждаются, написал американский дипломат, доктор философии Джек Мэтлок в своей статье в The National Interest. По его мнению, Запад, в частности США, должен помнить, что при выстраивании отношений в украинском обществе должны быть учтены позиции всех групп граждан, и «максималистический подход» к этому, так же как и к позиции России в украинском вопросе, недопустим. США и Евросоюз, как полагает Джек Мэтлок, не сделали ничего, чтобы уменьшить беспокойство РФ по поводу того, что ее стратегические интересы будут ущемлены. Напротив Запад всячески усиливает опасения России, активно поддерживая киевские власти, которые по-прежнему не могут объединить страны мирным путем, а кроме того, сотрудничают с вооруженные формирования правого толка. «Новой холодной войны нет, но публичные обвинения, требования и угрозы со стороны наших [западных] политических лидеров во многом способствовали созданию такой атмосферы. Враждебная публичная полемика, которая порой напоминает чуть ли не поношение, спровоцировала атмосферу нестабильности», — считает он. И подчеркивает, что украинские власти должны понять – им не удастся объединить страну путем насаждения своей воли в отношении всех граждан, России следует перестать опасаться вхождения Украины в НАТО, а Запад должен осознать, что никакие договоренности с киевским правительством не будут работать до тех пор, пока общество раздроблено.
| РИА Новости. 28.08.2014.

Foto Morgana

 
27.04.2014. Москва. Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил в четверг, что Россия вынуждена реагировать на развитие ситуации на юго-востоке Украины, где против мирных граждан развернута силовая операция с задействованием украинской армии и «Правого сектора. «Мы вынуждены реагировать на такое развитие ситуации», — заявил министр обороны. По его словам, «с сегодняшнего дня в приграничных с Украиной районах начались учения батальонных тактических групп общевойсковых соединений Южного и Западного военных округов… Войска отрабатывают вопросы совершения маршей своим ходом и развертывания для выполнения задач по предназначению». Сергей Шойгу также сообщил, что "авиация выполнит полеты по отработке действий вблизи государственной границы".
[На фото: украинские военные возле одного из блокпостов Славянска]

Большие выборы

В бесконечности тупиков нет

Новый Путин: многие вздрогнут…

Новогодняя фантазия на тему «честные выборы»

Месть истории

Антироссийское движение «белоленточников»

Почему России не нужна правая партия 

Герои



Читальный з▲л
1
©Геополитика 2008–2013. Условия использования материалов в разделе "Редакция". Copyright MyCorp©2017/Сделать бесплатный сайт с uCoz