ГЕОПОЛИТИК▲ Вторник, 12.12.2017, 13:11
Приветствую Вас Гость | RSS

Главредная колонк▲

ГЕОПОЛИТИКА
Сергей Александрович Есенин.
Избранное избранного

21 сентября (3 октября) этого года исполнилось 120 лет со дня рождения великого русского поэта Сергея Александровича Есенина, а 28 декабря исполнится 90 лет со дня его трагической гибели... Биография, написанная им, нарочито прозаична. Нарочито лаконична. Умещается в пару страниц. Он сам так захотел. "Что касается остальных "автобиографических сведений, - они в моих стихах". Он так хотел, чтобы его читали, а не изучали. Пожалуй, ничья воля не была так нарушена, как воля Сергея Есенина. Его жизнь не просто раздраженно рассматривали под лупой. Не просто невростенично разглядывали под микроскопом. Любовь его топтали. Над трагедией судьбы глумились. Над душой просто измывались. А его гений забрасывали грязью. И более того - его судьбу судили! Кто?! Не судимы - да не судимы будете... Но как правило судят те, кто более всего суда достоин. Исторического. Нравственного. Какого угодно суда... Его биография - нарочитый протест против своих стихов. Есть поэты, бесцеремонно вторгаться в жизнь которых не стоит. Это поэты, которых поцеловал ангел. Оставив им право на неангельскую жизнь. А у кого она ангельская? Пусть тот бросит в Есенина хоть один камешек... Даже если он дорого стоит... Извините, Сергей Александрович. Гений не прощается. Ни в прошлом. Ни в настоящем. Ни в будущем. Такова плата толпы негениев...
Полностью материал
читайте на главной странице

ГЕОПОЛИТИКА



Страна потерянной мечты



Карта мира лучше карты войны



Война без войны



Берегитесь детей!..



Минуты молчания


Информ.партнеры

VII

Московский

РОССИЙСКИЙ

VII


 

Владимир Путин: «Мы всегда будем помнить, что именно Россия, Советский Союз сорвали человеконенавистнические, кровавые, надменные планы нацистов, не позволили фашистам завладеть миром. Наш солдат отстоял свободу и независимость, защищая свою Родину, не жалея себя, освободил Европу и одержал победу, величие которой навеки останется в истории… Мы помним, что значит трагедия войны, и сделаем всё – всё, чтобы никто и никогда не посмел её вновь развязать, не угрожал нашим детям, нашему дому, нашей земле. Сделаем всё для укрепления безопасности на планете. Победа в мае 45-го – это набат, утверждающий жизнь без войны, это святой символ верности Родине, которая живёт в каждом из нас, символ единства многонационального народа России, его безграничной преданности своим корням и своей истории…»

Москва. Военный парад в честь 68-й годовщины Великой Победы. 09.05.2013

▼OX POPULI

ГЕОПОЛИТИКА

Изоляция России?
Каждый второй россиянин (50%) считает, что изоляция России от Запада крайне маловероятна, а 13% наших сограждан уверены, что это практически невозможно. В свою очередь, около четверти опрошенных (28%) склонны полагать, что подобный сценарий вполне возможен, а 4% участников опроса заявляют, что это непременно произойдет. Вероятность подобного развития событий чаще других допускают жители Москвы и Санкт-Петербурга (34%) и сторонники непарламентских партий (38%). В случае если Россия окажется изолированной от западного мира, это никак не повлияет на нашу страну - таково мнение 47% наших сограждан. Данную точку зрения разделяют как молодые люди (46% 18-24-летних), москвичи и петербуржцы (45%), так и респонденты в возрасте 45-59 лет и жители малых городов (47%). Больше других в этом убеждены сторонники «Справедливой России» (54%). Однако 46% респондентов все же прогнозируют те или иные перемены для российского государства. При этом более четверти опрошенных (29%) опасаются отрицательных последствий изоляции России от Запада, и в первую очередь об этом упоминают молодые люди (34% от 18 до 34 лет), а также респонденты с невысоким доходом (35%). А 17% респондентов ожидают только положительных результатов. Плюсы подобного положения отмечают, прежде всего, жители обеих столиц (24%) и приверженцы КПРФ (22%).
[ ВЦИОМ, 23.04.2014]

Стрны Геополитики
ГДЕ ЧИТАЮТ "ГЕОПОЛИТИКУ":
Россия. Украина. Беларусь. США. Латвия. Казахстан. Болгария. ФРГ. Армения. Чехия. Великобритания. Польша. Канада. Бразилия. Исландия. Молдова. Мексика. Азербайджан. Кыргызстан. Франция. Новая Зеландия. Испания. Сербия. Швеция. Финляндия. Венесуэла. Грузия. Израиль. Италия. Аргентина. Финляндия. Китай. Узбекистан. Австралия. Литва. Эстония. Румыния. Португалия. Кот-д*Ивуар. Ирландия. Вьетнам. Босния и Герцеговина. Норвегия. Греция. Хорватия. Республика Корея. Венгрия. Австрия. Турция. Сирия. Нидерланды. Египет. Швейцария. Туркмения. Бельгия. Ливия. Япония. Южная Корея. Малайзия. Словакия. Индия. ОАЭ. Таджикистан. Ливан. Таиланд. Кипр.

Сттинформбюро

ГЕОПОЛИТИКА

82,3 процента
Таков рейтинг одобрения деятельности Владимира Путина, который вышел на новый максимум в конце марта, зафиксированный ВЦИОМ. Столь высокий уровень одобрения работы президента связан, в первую очередь, в связи с вхождением Крыма в состав Российской Федерации и тяжелой обстановкой в Украине (эти события назвали главными за прошедшую неделю 71% респондентов). Одобрение деятельности президента РФ продолжает расти второй месяц подряд. Так, за неделю перед опросом рейтинг Путина вырос с 75,7% до 82,3%, а с начала года – на четверть (с 60,6% в январе до 74,4% в марте). Таким образом, данный показатель существенно приблизился к значению шестилетней давности (82,9% в феврале 2008 г.). Жители Москвы и Санкт-Петербурга, в целом, склонны давать более низкую оценку работе президента, чем россияне в среднем, однако в последние месяцы уровень одобрения работы Владимира Путина среди москвичей и петербуржцев также значительно вырос, а к опросу достиг рекордных значений за шесть лет - 81,5%. (ВЦИОМ, 27.03.2014)


Шахматная доск


Неолибералы против Путина



России нужна новая Военная доктрина



У России и НАТО нет доверия



Чтобы выжить человечеству надо измениться


Стртегия будущего


Умственное падение общества



Детский подход к госполитике



Сбой в политической системе



Нужна ли Медведеву своя партия?


Конспирология


Призрак фашизма бродит по миру



Саакашвилизация Грузии



Внеблоковые маневры Украины


Ближнее зрубежье


Польша - на понижение евроинтеграции



"Дальняя дуга" Беларуси



Катыньстрофа



Марши эсэсовцев


Политэкономик


Россия может распадаться до средневековья…



Приоритеты отдаются «громким» проектам



С Камчатки некоторые возвращаются…


Пртнеры
Международный Институт Институт БЕЛЫЙ ПОИСК РУССКОЕ ПОЛЕ


РУССКИЙ STIL-2011

еленаСАЗАНОВИЧ_МАГИЧЕСКИЙреализм

ДОМИК КИНО Елизаветы Трусевич
СтоЛент
 

GEOCATACLYSM

Content on this page requires a newer version of Adobe FlashPlayer.

Get Adobe Flash player



ЧЕРОМАФИЛЬМ 




Главная » 2010 » Апрель » 8 » ВЕРТИК▲ЛЬ
18:45
ВЕРТИК▲ЛЬ
               ПОКАЯНИЕ / В нашей социальной и политической системе произошел некоторый сбой / Алексей Савицкий, член Совета по федеральным и региональным программам при Председателе Совета Федерации
               Российским реформам без малого двадцать лет. И хотя какие-либо итоги подводить еще слишком рано, но некоторые важные вехи жизненного пути часто уже оказываются пройденными. Причем это тот самый возраст, когда обществу уже следует ребром ставить вопрос о перспективах обретения зрелости… Конечно, проводить аналогии между общественной жизнью и индивидуальной судьбой нужно с известной долей осторожности. Тем не менее, подобная параллель не лишена смысла. Если непрерывное движение истории в какой-то момент сменяется резким поворотом, то можно сказать, что исторические часы меняют свой ход. Поэтому с этого рубежа общество как бы заново начинает отсчитывать время, появляется новая точка отсчета.
                Итак, что же мы имеем в своем социальном балансе на рубеже нашего "двадцатилетия”? Нам всем бы очень хотелось найти позитивные элементы общественных изменений, представить дело так, что в чем-то очень важном удалось найти твердую почву, обрести плацдарм для дальнейшего ускоренного развития. Однако государственное мышление и социальная ответственность требуют трезвости и сдержанности в оценках. Точкой отсчета нашего анализа должна стать категория общественной безопасности в ее приложении ко всем важным сторонам государственного строительства и социальной жизни. Признаемся, что применение этого критерия заставляет критически отнести как к сложившемуся положению дел, так и к наметившимся социальным тенденциям.
               Возьмем, к примеру, такой принципиально важный элемент системы национальной безопасности, как здравоохранение. Здоровье нации – это не только предпосылка полноценного социального, в том числе и экономического, развития. Тут вопрос стоит о чем-то большем – это одна из основ социальной стабильности. Более того, не будет преувеличением сказать, что надежная система здравоохранения (в его двух главных формах – оказание медицинской помощи и эффективная профилактика заболеваний) является одной из опор государственного суверенитета. Подчеркну, суверенитета реального и в полном смысле слова, а не номинального или действительного лишь отчасти.
               В этой связи как можно расценить тот факт, что подавляющая часть лекарств в наших аптеках – иностранного происхождения? Фармацевтическая промышленность в России, некогда бывшая одной из наиболее крупных, последовательно деградирует. Мы практически перестали производить лекарственные субстанции, да и объем готовых лекарств, производимых в стране, едва ли превышает 20% рынка лекарств, а по некоторым данным, речь идет всего лишь о 10%.
               В чем причина такого положения дел, таящего в себе угрозу национальной безопасности в столь важном ее аспекте? Анализ этой проблемы тем более необходим, что в ней, как в капле воды, отразились основные парадоксы нашей социальной и экономической жизни. Действительно, ослабление и вытеснение отечественного фармпроизводителя вписывается в те процессы и тенденции в современной России, общим знаменателем которых оказываются криминализация и повреждение суверенитета. Интересы коррумпированного чиновничества и ассоциированного с ним бизнеса сошлись здесь с интересами крупного иностранного капитала. Рейдерские захваты предприятий, сворачивание производственных мощностей, переориентация производства на импортируемую основу, а аптечной номенклатуры на дорогостоящие импортные лекарства – такова схема этого негативного процесса.
Ответственность за такое положение несет и высшее руководство. Я должен сказать об этом прямо. В конечном счете, главным изъяном государственной политики в области здравоохранения было отсутствие у нее серьезной концептуальной базы. Это отсутствие не слишком успешно маскировалось разного рода масштабными "проектами”, среди которых - принятая в 2005 году программа возведения 15 высокотехнологичных медицинских центров, на которую были выделены значительные денежные средства.
Оценивая сейчас такого рода "проекты”, нужно выделить разные смысловые моменты. Во-первых, здесь сказался управленческий непрофессионализм, выразившийся, прежде всего, в недостаточной системности мышления и приводивший к хаотичности действия, не соразмеряющего ожидаемый эффект с социальными и экономическими реалиями. Так и получилось, что эти центры возводились там, где наибольшую заинтересованность проявляло руководство местной администрации, вопросы же кадрового обеспечения и инфраструктурной поддержки оставались без внимания.
Такого рода "проектный” подход к сложнейшим вопросам экономики и социального управления стал, к сожалению, едва ли не повсеместным. Анализируя многие масштабные начинания последних лет, приходишь к грустному выводу, что они словно бы замышлялись в безвоздушном пространстве. Не были продуманы условия их реализации и не учтены возможные социальные последствия. Вспомним хотя бы эпопею, связанную с монетизацией льгот. Результатом таких поспешных экспериментов стало бездумная трата государственных средств, а кроме того – и это, возможно, еще больнее – подтачивание доверия, оказываемого населением власти.
Есть и другая сторона этого вопроса. Игнорирование внутренних системных условий, помимо общей слабости управленческой мысли, объяснялось также слишком легкомысленной готовностью брать за основу своих действий зарубежные образцы. Нетрудно видеть, что это две стороны одной медали. Нежелание или неумение работать, исходя из наличных условий, осваивая имеющиеся социальные и культурные ресурсы, дополнилось не всегда бескорыстным "освоением” бюджетных средств. Ситуация ведь смотрится очень просто: без адекватной экспертизы специалистов и в отсутствии экспертного контроля разные "проекты” оказывались в полном ведении чиновников, непрозрачность финансовых потоков стимулировала коррупционное поведение. Стыдно читать откровения западных представителей крупного бизнеса, которые, ведя переговоры с российским контрагентом, уполномоченным осуществлять госзакупки, сталкивались с пожеланием, чтобы была назначена самая высокая цена. Но, думаю, станет еще более стыдно, когда слово "откат” войдет в неизмененной форме в международный язык, как это некогда случилось со словами "спутник” или "перестройка”. Таковой окажется наша национальная "специфика” и наш "вклад” в мировую копилку идей и понятий.
Производство лечебных средств и медицинской продукции – далеко, к сожалению, не единственная отрасль промышленности, связанная с национальной безопасностью, где налицо тревожные симптомы упадка.
Некогда мы гордились нашей атомной индустрией. Еще и теперь Россия обладает авторитетом в области ядерных научных исследований и в промышленном освоении атомной энергии. Однако в последние годы наши позиции здесь неуклонно слабеют. Основная причина та же – явные ошибки в управлении. Практически неограниченное бюджетное финансирование строительства атомных электростанций, ставшее возможным на пике нефтяных цен, оказало отрасли, как говорится, медвежью услугу. Неизмеримо выросли все виды издержек. В атомной энергетике раскручивался маховик цен, тогда как качество и интенсивность работы снижались. Это уже сказалось на конкурентоспособности отрасли на мировом атомном рынке. Еще в 2005 году в аналитическом обзоре, подготовленном департаментом топливно-энергетического комплекса Минпромэнерго России, атомная энергетика России была названа "увядающей”, что в условиях возрастающего конкурентного давления со стороны европейских и американских производителей грозит вытеснением России с традиционных для нее рынков атомной энергетики Азии и Восточной Европы. Крайне неблагоприятным обстоятельством в этой связи является катастрофическое нарушение утвержденных сроков строительства на всех зарубежных объектах. Неэффективность управления отрасли чревата крупными финансовыми потерями. По некоторым оценкам, объем упущенной прибыли на период с 2008 по 2015 год может составить 17 млрд. рублей. Если же прибавить сюда объем возможных потерь, связанных с нерациональным использованием инвестиционных средств, достигающий величины в 19 млрд. рублей, то сумма потерь составит 36 млрд.
Коснусь еще одной отрасли народного хозяйства, играющей исключительную роль в обеспечении национальной безопасности. Речь идет о сельском хозяйстве. Ситуация на продовольственном рынке России – серьезна и при определенных обстоятельствах может стать драматичной. Самая большая опасность заложена в чрезвычайно высокой зависимости от импорта. Импортная составляющая "продуктовой национальной корзины” – 40%, а по некоторым позициям эта величина доходит до 90%. Номенклатура ввозимых товаров покрывает почти всю виды продовольствия. Принятая нами недавно Доктрина продовольственной безопасности содержит конкретные критерии продовольственного суверенитета страны. Направление, таким образом, - задано. Однако значительного продвижения к поставленной цели пока еще нет.
Но, конечно, когда мы говорим о системе национальной безопасности, мы обязаны обратить свое внимание на силовые ведомства. Прежде всего, адекватной оценки требует состояние вооруженных сил страны. Было бы наивным полагать, что фактор войны снят с повестки мировой политики. Реалии сегодняшнего дня этого не подтверждают. И дело даже не в том, что на планете идут вооруженные столкновения. В конечном счете, они никак не прекращаются потому, что в так называемой "реальной политике” война все еще рассматривается как один из политических инструментов. Выбор между миром и войной определяется тут на основании прагматических критериев. Можем ли мы об этом забывать? Полагаю – нет. Следовательно, мы просто обязаны задать себе вопрос: отвечает ли состояние нашей армии этим объективным обстоятельствам?
На этот вопрос также придется ответить отрицательно. Следует, во-первых, признать, что армейская реформа не нашла должного понимания в самой армейской среде. Авторы и исполнители этой реформы не смогли или не захотели, разъяснить ее общий замысел, четко обозначить ее основные целевые ориентиры и ответственно определить пути и средства достижения предполагаемых целей.
В результате мнения в армейской среде весьма сильно разошлись. Отсутствует консолидация офицерского корпуса вокруг реформаторских замыслов центрального военного руководства. И здесь не обойтись ссылкой на то, что объявленная реформа включает в себя, в частности, масштабные сокращения среднего и старшего офицерства. Свое негативное отношение к ключевым положениям реформы высказывают военные специалисты и эксперты, на чьей личной судьбе намеченные преобразования никак не отразятся. Высказываются, например, сомнения в том, что замена четырехзвенной структуры управления армией на трехзвенную отвечает возможным военным вызовам и способствует повышению мобильности армии.
То, что реформа необходима – это несомненно. Недавний конфликт в Южной Осетии, потребовавший вмешательства российских вооруженных сил для пресечения агрессии и насилия, показал, что качество управления в нашей армии далеко от соответствия требованиям современной войны. Отсутствует должная скоординированность действий частей и подразделений. И кто знает, каков был бы итог конфликта, если б российской армии противостоял более серьезный противник.
Реформа поэтому неизбежна. Нельзя ведь оставить без внимания и тот печальный факт, что в нашей офицерской среде прочно утвердилась коррупция. В армии растет количество правонарушений, связанных с нецелевым использованием финансовых средств, различных материальных активов и оборудования. Имеющаяся организационная структура консервирует такое положение дел.
По данным военной прокуратуры, более половины всех правонарушений в армии совершается старшими офицерами. Взяточничество, должностные подлоги, присвоения и растраты становятся в наших вооруженных силах заурядным явлением. Причем размах преступлений растет самым впечатляющим образом. Как заявил недавно главный военный прокурор России, если в 2008 году средний размер ущерба, приходящегося на одного военного коррупционера и расхитителя в армии, составлял 1, 4 млн. рублей, то за два месяца этого года соответствующая величина выросла до 3, 6 млн. рублей
Впрочем, положения дел в других силовых ведомствах не многим лучше, а порой так и хуже. Наше министерство внутренних дел во многих отношениях стало походить на встроенную в тело социума организационную структуру, имеющую собственные цели. Надо ли напоминать, каким термином обычно именуются такие структуры, если для достижения своих целей они, помимо организованности и круговой поруки, используют еще и силовые инструменты?
Итак, мы подошли к черте, когда важнейшая составляющая часть системы национальной безопасности грозит превратиться в свой антипод. Еще немного - и она окончательно оформится в организацию, обладающую чертами, роднящими ее с теми организационными объединениями, с которыми она, по самому своему замыслу, призвана бороться. Что уж говорить об ее эффективности? Нашей милиции много – на душу населения в 8-10 раз больше, чем в Европе, и в 4-5 раз больше, чем в США.
Мы знаем, что сейчас идет работа над реформированием МВД. Важно, чтобы эта работа целиком была открытой и гласной. Для чего? Мой ответ будет отличаться от общепринятых мнений по этому поводу.
Да, конечно, нужна площадка для встречи разных точек зрения на пути преобразования органов правопорядка, да и других силовых ведомств. Однако дело не только в конкуренции идей и подконтрольности государственным и общественным институтам процессов претворения этих идей в жизнь. На самом деле, органы милиции должны испытывать на себе внимание со стороны общества для того, чтобы заново почувствовать смысл своего существования. Ведь тот процесс перерождения, о котором говорилось выше, зашел очень далеко. Можно сказать, что милицейский работник утратил свою профессиональную идентичность. А это – самое страшное. Никакими повышениями зарплат и перераспределением полномочий не восстановишь профессиональный и моральный облик офицера, утратившего всякое представление о служении как внутренней сути своего социального статуса.
А, с другой стороны, к какому психологическому надлому может привести такая разорванность сознания человека, не способного примирить обязательства, накладываемые обществом на его служебный статус, и корпоративный интерес? Не отсюда ли недавние и нашумевшие эксцессы, в которых поражает даже не произвол, чинимый определенными сотрудниками милиции, а то, что их действия оказываются уже не только за рамками закона, но и по ту сторону здравого смысла и нормального течения здоровой психики.
И, если затронуть столь ранящую нас всех тему, разве не видно сходство в уроках, преподанных нам в Беслане и совсем недавно в Москве? И в том, и в другом случае террористам удается пройти сквозь сеть контроля, вопреки тому, что при должном внимании их действия могли бы быть пресечены. Но для этого нужен не только профессионализм, но и то, что можно назвать личным призванием – всецелая нацеленность человека на свою миссию защитника. В ситуации охарактеризованной выше двойственности сознания такая цель абсолютно недостижима.
Признаемся, что сходная проблема возникает и по отношению к другим составляющим политической системы России и социальной структуры российского общества. Что, например, представляет собой наша судебная система, если учесть ее включенность в широкую практику рейдерства? И как может сохранить в себе профессиональный и нравственный кодекс судьи человек, который прирабатывает через юридическое "обоснование” рейдерской атаки?
Несовпадение предполагаемой социальной функции и фактического содержания деятельности – пронизывает всю с таким трудом создававшуюся "вертикаль” управления и определяет многие стилевые особенности поведения элиты. Мы получили общество с массовым "отклоняющимся” поведением. Складывается впечатление, что каждый отдельный индивид, начиная с некоторого уровня социальной иерархии, внутренне понимает про себя, что он занимает не только то место, какое было бы указано в его рабочем резюме, но и "какое-то еще”.
В частности, бизнес у нас оказывается не просто бизнесом, а элементом того, что некогда называлась "административной системой”. Административный ресурс настолько прочно укоренился в экономических отношениях, что стал преобладающим по своему значению конкурентным фактором. По крайней мере, касательно крупного бизнеса, его роль просто исключительна. Да мы уже и не удивляемся тому, что чиновники самого высшего ранга заседают в советах директоров нескольких крупных компаний. При этом предпочтение явно отдается энергетическому сектору, видимо, в силу того, что их дивидендная привлекательность наиболее надежна.
Впрочем, даже если представитель крупного бизнеса и не занимает каких-то официальных государственных постов, его формальная и неформальная ассоциированность с властью настолько велика, что его следует рассматривать по аналогии с теми, кого в советские времена называли "назначенцами” – лицами, назначенными политическим руководством на определенные хозяйственные посты.
В то же время, данная аналогия прослеживается не во всех отношениях. Есть и различия – достаточно серьезные, но не отменяющие сущностного сходства, а лишь иначе раскрывающие его социальное значение. Первое очевидное различие связано с масштабом частных доходов и, в целом, с уровнем личного потребления. Многие атрибуты luxury-style, ставшие чем-то абсолютно необходимым для большинства представителей российской элиты, были для советских партийных деятелей и директоров просто немыслимы. Однако не это, в конце концов, важно. Гораздо существеннее то, что в плане своей частной жизни новая российская элита сплошь и рядом не связывает себя с судьбой страны. Не только потребительский стандарт имеет иностранную маркировку. Та же маркировка наложена и на жизненные перспективы. Типовым вложением частных накоплений – вне зависимости от того, как они были "накоплены” – становится зарубежная недвижимость. Типовым воспитанием младшего поколения элитного слоя – частные западные школы.
Сами по себе такие потребительские, инвестиционные и образовательные предпочтения не содержат ничего запретного или морально погрешимого. Все это относится к частным свободам человека, которые наше государство дало обязательство блюсти и охранять. Однако есть еще и социологический ракурс воззрения на все эти обстоятельства. И вот в этом ракурсе их смысл становится тревожным, если не удручающим. Их можно рассматривать как знаки и симптомы такого состояния сознания, когда в структуре личностной идентичности сильно ослаблен национальный элемент. Создается два внутренних фокуса, два центра притяжения – говоря условно, "здесь” и "там”. Личностные ожидание также становятся "разнонаправленными”, если прибегнуть к языку биржевых новостей. Такое внутреннее психологическое "двуязычие”, когда оно приобретает характер широкого социального явления, неотвратимо перерастает рамки частной психологии. Описанная двойственность установок и ожиданий начинает определять факты социальной психологии, что влечет за собой социальные, а, в конечном счете, и политические, последствия.
Итак, мы видим, что в нашей социальной и политической системе произошел некоторый сбой. Множественные вывихи и переломы суставов – такой диагноз может быть поставлен нашему общественному организму на пороге его "двадцатилетия”. Потому-то многие органы, то есть государственные и социальные институты, начинают действовать несвойственным им образом.
Что ж, суставы можно вправить, поврежденному органу можно вернуть надлежащую ему функцию. Все это дело решимости, терпения и настойчивости. А главное – политической воли. Но для воли необходим ориентир. Если он не определяется усилием разума и нравственной чуткостью, то воля становится как "безумная пушка”, палящая куда придется. Задачу же сопряжения разума, нравственного чувства и волевого решения в некотором синтезе призвано осуществлять то, что принято называть культурой.
Так мы подходим к трудному, может быть самому трудному, вопросу. На мой взгляд, наиболее тревожным обстоятельством нашей общественной жизни является снижение уровня культуры. Порой с грустью думаешь, что из нашей жизни ушли те, кто задавал интеллектуальную планку, чей культурный и моральный авторитет определял некую точку отсчета, так что глупость, в конце концов, становилась для всех очевидной, а культурная или нравственная незрелость недолго могла рядиться в тогу глубокомыслия, смелости или оригинальности.
Похоже, мы утеряли какой-то важный умственный ориентир. Иначе я не могу себе объяснить, каким образом в фокус общественного внимания могли бы попасть документы, подобные нашумевшему манифесту «Россия ХХI века: образ желаемого завтра» (Доклад, презентованный 3 февраля в Институте современного развития. Его авторы – эксперты института И. Юргенс, Е. Гонтмахер, Н. Масленников и Л. Григорьев, - по их же словам, описали основные характеристики желаемого состояния политической системы, экономики, социальной сферы, обороны и безопасности, внешнеполитического позиционирования нашей страны в XXI веке и первоочередные шаги, которые необходимо предпринять для запуска движения к желаемому завтра. Адрес: http://www.socpolitika.ru/rus/social_policy_research/analytics/document12447.shtml – ▲.).
В докладе на полном серьезе объявляется, что в нашу эпоху человеческое достоинство становится уже не этическим императивом, а "конвертируемым и ликвидным ресурсом”. Это на уровне – "чего там думать”.
Нужно ли напоминать, что достоинство – ни на что не размениваемая ценность, что если оно во что-то и "конвертируется” – то в подвиг и самоотречение? Можно почти наверняка ожидать, что если такая манера мысли, словно забывшей обо всей многовековой мудрости человечества, утвердится, то в недалеком "желаемом завтра” мало что останется от достоинства: и общество, и государство станут чем-то вроде гипермаркета, где на все человеческие качества навешаны ценники.
Я бы такого общества ни для кого не желал.
Просмотров: 31421 | Добавил: geopolitika | Рейтинг: 5.0/3

Новая Геополитик▲

«Геополитика» (01.2014)


«ГЕОПОЛИТИКА=РЕКЛАМА»

Президент России 



Меню с▲йта

Журнал Российская Федерация сегодня 

ГЕОПОЛИТИКА

Авторы Геополитики



















Первоисточник

ГЕОПОЛИТИКА
Нынешние украинские власти не защищают в должной мере интересы всего населения страны, а те, кто считает, что Украину можно объединить за счет «победы» над востоком путем применения военной силы, глубоко заблуждаются, написал американский дипломат, доктор философии Джек Мэтлок в своей статье в The National Interest. По его мнению, Запад, в частности США, должен помнить, что при выстраивании отношений в украинском обществе должны быть учтены позиции всех групп граждан, и «максималистический подход» к этому, так же как и к позиции России в украинском вопросе, недопустим. США и Евросоюз, как полагает Джек Мэтлок, не сделали ничего, чтобы уменьшить беспокойство РФ по поводу того, что ее стратегические интересы будут ущемлены. Напротив Запад всячески усиливает опасения России, активно поддерживая киевские власти, которые по-прежнему не могут объединить страны мирным путем, а кроме того, сотрудничают с вооруженные формирования правого толка. «Новой холодной войны нет, но публичные обвинения, требования и угрозы со стороны наших [западных] политических лидеров во многом способствовали созданию такой атмосферы. Враждебная публичная полемика, которая порой напоминает чуть ли не поношение, спровоцировала атмосферу нестабильности», — считает он. И подчеркивает, что украинские власти должны понять – им не удастся объединить страну путем насаждения своей воли в отношении всех граждан, России следует перестать опасаться вхождения Украины в НАТО, а Запад должен осознать, что никакие договоренности с киевским правительством не будут работать до тех пор, пока общество раздроблено.
| РИА Новости. 28.08.2014.

Foto Morgana

 
27.04.2014. Москва. Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил в четверг, что Россия вынуждена реагировать на развитие ситуации на юго-востоке Украины, где против мирных граждан развернута силовая операция с задействованием украинской армии и «Правого сектора. «Мы вынуждены реагировать на такое развитие ситуации», — заявил министр обороны. По его словам, «с сегодняшнего дня в приграничных с Украиной районах начались учения батальонных тактических групп общевойсковых соединений Южного и Западного военных округов… Войска отрабатывают вопросы совершения маршей своим ходом и развертывания для выполнения задач по предназначению». Сергей Шойгу также сообщил, что "авиация выполнит полеты по отработке действий вблизи государственной границы".
[На фото: украинские военные возле одного из блокпостов Славянска]

Большие выборы

В бесконечности тупиков нет

Новый Путин: многие вздрогнут…

Новогодняя фантазия на тему «честные выборы»

Месть истории

Антироссийское движение «белоленточников»

Почему России не нужна правая партия 

Герои



Читальный з▲л
1
©Геополитика 2008–2013. Условия использования материалов в разделе "Редакция". Copyright MyCorp©2017/Сделать бесплатный сайт с uCoz